У нас был замечательный дом в Кижинге

Просторный, уютный и очень теплый… Он располагался на берегу реки, которая тонкой змейкой уходила далеко-далеко… из окон был виден соседний Баянгол и горы… Горы… Каждую осень, когда на этих горах появлялась снежная шапка, я с некоторой грустью констатировала, что приход холодов не минуем. Ветер с того направления доносил дыхание приближающейся зимы… Дом, милый дом… Живы во мне все воспоминания связанные с тобой, а особенно эта история со странной женщиной…
Маленькая женщина, с распущенными волосами, огромными грустными глазами, в старом рванном халате…
Впервые ее увидела моя мама. Она пришла к ней ночью. То ли во сне, то ли наяву… не поймешь. Это было в октябре 93. Она склонилась над моей матерью, начала гладить ее по волосам и тихо запричитала, обливая маму слезами:»Бедная моя, бедная моя. Папа твой сегодня умер… только что умер. Бедная моя, бедная моя».
В обед матери сообщили, что дедушки не стало.
Потом ее видел наш дядя.
-Ой, а кто сегодня ко мне ночью приходил?? Красивая, с длинными волосами, глаза большущие!!! Да еще стоит, да все в свой рванный халатик кутается,-дядя задорно захохотал.
Судя по описанию молодая девушка, лет 20, в халатике, мама вдруг встрепенулась и рассказала про случай в 93, правда она видела ее подростком:»Смотри-ка, повзрослела»…. Все эти ночи дядя видел ее и она внимательно разглядывала его лицо, сомкнув кисти рук в плотном замке…Дядя не испытывал ужаса, не боялся, не торопился уехать… Он тогда умирал… 9 пороков сердца. Через пару месяцев он ушел из жизни.
Через несколько лет наш дом гостеприимно встретил друзей отца, которые приехали из Улан-Удэ на охоту. Был там один Борька, вот ему-то и явилась наша домовая. Говорит, что смотрела она на него недовольно. Кисти рук все также сложены в замок, старый халатик… лет-то ей уже больше 25…Взгляд сердитый и шептание:»иди, иди».Остальные расхохотались:»Что ж ты, Борька, ее не завалил на лопатки?», а Борьке не до шуток было, собрался он в тот же день и убрался восвояси. Как потом узнала Борька этот деспот, тиран и кухонный боксер. Смотри, не потерпела плохого … Больше не являлась она никому. мы в тот год закрыли дом и уехали. Не продавали его, просто приезжали раз в год. И самое интересное… По приезду дома не было ни пылинки. Чистота и блеск, словно и не уезжали никогда… мама улыбалась и бросала в никуда:»Убираешься, милая?». Дом словно радовался нашим приездам… солнечный теплый дом …..Сейчас там живут другие…а я нет, да порой воспоминаниями уношусь в свой Кижингинский дом…