Спустя годы, я понимаю отца и его любовь к маме

Мои родители были очень незаурядной парой. Оба менты. Оба карьеристы. Оба харизматичные лидеры.

Хотя нет, мама подавляла отца. Не скажу, что она была внешне мужикоподобной, наоборот очень красивая от природы. Зато характер — сталь! Отец тоже из тех, кого можно отнести «мужик сказал-мужик сделал», но это с мамой не прокатывало.

И мой отец будучи авторитетным офицером, дома бегал в подштанниках с коленями и натирал до блеска полы. Мама мыла только посуду.
Стирка — отдельная тема. Родители вместо цветного телевизора предпочли купить японскую стиралку- полуавтомат. И это в конце 80х.
Готовить ни один из моих родителей не умел, а главное и не хотел учиться. Они могли пожарить в картошку и не дожарив, в полусыром виде её съесть. Или же слепить подобие бууз из одной говядины, замесив супермягкое тесто.
Так продолжалось до тех пор, пока я не подрос. В 6 лет я полностью взял на себя всю уборку по дому и мог даже сварить что-то вроде супа, макаронов по-флотски и ещё пары блюд из картошки. Конечно, дальше навыки становились только лучше.
Между тем, в этом же возрасте мама привела меня на борьбу.
Школьная жизнь у меня началась так: уроки — уборка — секция борьбы — готовка ужина. Грех жаловаться, у меня было все, о чем можно было мечтать в то время. В школе учился стабильным хорошистом и подающим большие надежды борцом.

Ближе к 15 годам я задумался о моём отце. Я думал, как же ему тяжело под прессингом мамы. Думал, никогда не женюсь на такой авторитарной женщине. Как-то ему высказал это, на что он улыбнулся и назвал мою маму самой лучшей и будь у него машина времени, он все равно из всех женщин непременно бы выбрал её. На тот момент я счел своего отца сумасшедшим.

Когда мне было 15, отец резко слёг и умер. Менингит. Блин, и хоть раз бы сказал, что где-то болит. Нет же. Время было упущено.
Мама также работала и мне иногда казалось, что ей пофиг на отца, на меня. Я был жутко зол на неё.
Как-то придя домой с дискотеки застал её в слезах. Потом раз за разом по ночам слышал плач из её комнаты.
Ох, и как же мне тогда стыдно стало.

В одно из таких утр, кое-как пытаясь собрать себя на работу, мама предложила переехать в Питер. Сказала — сделала.
Здесь она добилась невероятных высот в карьере.
Мне же после окончания школы сказала очень важные слова: » Можешь учиться, а можешь и не учиться — это твоя жизнь. Можешь работать чернорабочим, а можешь стать миллионером — это твой выбор. Можешь дальше ходить на борьбу, бокс и суметь защитить себя, держать своё тело в форме, а можешь и дальше шляться по дискотекам (сейчас клубам) и к тридцатнику заработать цирроз печени, рак — тебе решать. С этого момента не жди от меня ни денег, ни моральной поддержки, Ты уже взрослый.» Да, во многом эти слова подействовали на меня как ушат холодной воды и определили мою дальнейшую благополучную жизнь.

А самое удивительное, после смерти отца, мама ни разу не предала его светлую память. Многие солидные офицеры пытались за ней ухаживать, но безуспешно. В зале висит фотография отца. Мама может подолгу смотреть на фото и нет-нет да всплакнет.

Уже год как её нет. Последним её желанием было — похоронить рядышком с отцом. Такая вот любовь была.