Рассказывает Александр Шумовский

Кандидат химических наук.
Ведь вы пользуетесь стиральным порошком? Конечно, также как и американские, и немецкие хозяйки. Но в той же Германии эти порошки производятся совсем по другому рецепту, чем те, что изготавливаются в России и для России. Когда нас называют страной третьего мира, мы возмущаемся. В глубине души каждый уверен, что рангом мы все-таки повыше. Но факт остается фактом. Крупные промышленные компании все чаще вывозят к нам производство и технологии, которые у них на родине запрещены. У нас-то все можно. И к отечественным гигантам, делающим свое черное дело, прибавились еще и иностранные концерны. Наше законодательство куда мягче и неприхотливей.
Российские хозяйки, сами того не зная, являются злостными отравительницами окружающей среды. Больше половины стиральных порошков, которыми они пользуются, содержат вещество, особо опасное для водного бассейна — триполифосфат натрия. Его содержание в порошке колеблется от 15 до 40 процентов. При стирке ТПФ уменьшает жесткость воды и улучшает моющее действие порошка. Но на Западе те же самые производители стиральных порошков уже давно нашли средства с аналогичными свойствами и без тех побочных эффектов.
Главная способность ТПФ — мастерски проходить даже через самые современные очистные сооружения. Триполифосфат прямиком попадает в реки и озера. Вот тут-то отходы от всех стирок начинают вершить свое поистине черное дело. Триполифосфат, накопившись в воде, начинает действовать как удобрения. «Урожай» водорослей в водоемах растет не по дням, а по часам.
Всего один грамм триполифосфата натрия стимулирует образование 5-10 килограммов водорослей! Точных данных по объемам потребления стиральных порошков в России нет. Известно только, что в 1987 году для всего Советского Союза хватило 1,5 миллиона тонн стиральных порошков. Ученые считают, что сейчас россияне тратят на постирушки около 1 миллиона тонн. Даже без калькулятора можно подсчитать, что ежегодно в российские реки, озера и моря попадает 300-400 тысяч тонн триполифосфата натрия. На этой гадости, как на дрожжах, могли бы вырасти от полутора до четырех миллиардов тонн водорослей. От экологической катастрофы Россию спасает то, что для роста и развития водорослей нужны свет и тепло.
И все же, несмотря на мутную и холодную воду, процесс идет. Фосфаты накапливаются, водоросли растут. «Цветет» Волга, особенно в нижнем течении, цветут другие реки — и большие, и маленькие. На природу отрава из пачки стирального порошка действует медленно, но верно. В 1965 г. в одном кубическом метре черноморской воды было не более 50 грамм микроорганизмов. Сейчас их в 20 раз больше.
Что это принесет Черному морю — обывателю неведомо. Ну, подумаешь, водоросли. Трава травой. Когда купаешься, их можно ногой отогнать. Однако при таком бурном цветении скоро и искупаться негде будет. Ведь водоросли, разлагаясь, будут выделять в страшных количествах метан, аммиак, сероводород. Мы-то с вами выживем, а все, кто живет в воде, погибнут.
Фосфаты «благотворно» влияют не только на водоросли. Активно расти начинает и планктон. А чем больше в воде всякой взвеси, тем меньше шансов использовать реки и водоемы в качестве источников питьевой воды.
Воду защитить можно. Надо ли строить дорогостоящие блоки химического выделения фосфатов в составе очистных сооружений или удалить фосфаты из стиральных порошков? Во всем мире предпочитают второе. Во многих странах выпуск порошков с использованием фосфатов сначала ограничили, а потом и вовсе запретили.
В настоящее время в Германии, Италии, Австрии, Норвегии, Швейцарии и Нидерландах стирают только порошками без фосфатов. В Бельгии более 80% порошков бесфосфатные, в Дании — 54%, Финляндии и Швеции — 40, Франции — 30, Великобритании и Испании — 25, Греции и Португалии — 15%. В Японии уже к 1986 году в стиральных порошках фосфатов не было вообще, потому что шестью годами раньше антифосфатные законы были приняты в 42 из 48 префектур. Законы о запрещении фосфатов в стирально-моющих средствах действуют в Республике Корея, на Тайване, в Гонконге, Таиланде и в Южно-Африканской Республике. В США такие запреты охватывают более трети штатов. И ничего, перебоев со стиральными порошками ни в одной из этих стран замечено не было. Просто производители нашли, как приспособиться к новым жестким требованиям.
Взамен фосфатов в стиральные порошки вводят биологически инертные, экологически безопасные вещества — цеолиты. Используют их уже около четверти века. Опыт показал их преимущества и подтвердил безвредность. Это — во всем цивилизованном мире. Но те же фирмы, которые в своих странах выпускают бесфосфатные порошки с цеолитом, в России под теми же торговыми марками производят порошки с фосфатами. Так, очень хорошо известная фирма «Проктер энд Гэмбл» у себя в США еще в 80-е годы производила «Ариэль» с уменьшенным содержанием фосфатов и вообще без них. И у себя дома, где об экологии заботиться престижно и модно, даже крупнейшие производители признают, что альтернативы порошкам с цеолитами просто нет. Однако для России на принадлежащем фирме «Новомосковскбытхиме» производится «Ариэль», «Тайд», «Тикс», «Миф» с фосфатами. А уж производители отечественных порошков о вреде фосфатов и слушать не хотят. У них то свет грозят выключить, то зарплату задерживают — и так, в общем, забот полон рот. Да и всю жизнь наши российские заводы производили фосфатные порошки. С какой стати они станут что-то менять. Тем более что себестоимость порошка с цеолитом вырастает процентов на 20.
Уж если свои не чешутся, что уж иностранцам-то из кожи вон лезть. Не менее известный «Хенкель» (Германия) на своих заводах в Тосно (ПО «Эра») и Энгельсе (СП «Совхенк») забывает о собственных достижениях. Бесфосфатный порошок «Диксан» немцы умеют производить аж с 1983 года.
Понятно, что не американцам и немцам печься о состояние наших рек. А Комитет по охране природы РФ хранит молчание, которое удивляет и пугает. Еще год назад ученые в письме в комитет предложили как можно скорее законодательно ограничить использование фосфатов в стирально-моющих средствах. Такие же предложения были направлены в Госдуму. Ответов нет.
Интересно, как чиновники прокомментируют тот факт, что только 3% водоемов являются пригодными для питья! И это в стране, где сосредоточены основные ресурсы пресной воды.
Мы решили узнать, со спокойным ли сердцем стирают экологи, биологи и химики. И что они думают о вреде фосфатов, содержащихся в порошках, для окружающей среды.
Зам. начальника отдела источников водоснабжения Мосводоканала Галина Селезнева:
Питьевая вода пока не пенится.
Фосфаты действительно негативно действуют на качество водоемов, способствуя их цветению. Но мы, например, еще ни разу не сталкивались с ситуацией, когда фосфатов в источниках Московского водозабора было бы больше допустимой нормы. Наоборот, за последние годы их содержание снизилось. Связано это с тем, что многие сельскохозяйственные предприятия находятся в упадке и им требуется меньше химикатов на обработку полей.
Руководитель Научно-испытательного центра бытовой химии (НИЦБЫТХИМа) Инна Булыгина:
Заменить фосфаты нечем.
У нас нет единых нормативов содержания фосфатов в стиральных порошках. Госстандарт их не устанавливает. А почему вас интересуют такие вопросы? У нас с экологией сейчас гораздо лучше, чем раньше. В советские времена об этом вообще никто не думал — сливали в воду всякую гадость. А сегодня и «Проктер энд Гэмбл», и «Хенкель» стараются выпускать порошки, с одной стороны, качественные, а с другой — не вредящие экологии. Раньше, насколько я помню, допускалось содержание фосфатов до 35%. Сейчас во многих порошках концентрация фосфатов снижена до 10-12%. А о том, что в некоторых странах полностью отказались от использования фосфатов, я вообще не слышала. Кто это вам сказал? Не думаю, что порошки без фосфатов будут обладать хорошими отстирывающими свойствами. Цеолит труднорастворим, и качество стирки будет не таким высоким, как сейчас.
Отдел химической продукции Госстандарта РФ:
Стираем по стандарту.
Единых стандартов, устанавливающих содержание фосфатов в моющих средствах, не существует уже давно. Новые стандарты только-только разработаны, поэтому мы их пока не знаем. Но вряд ли норма будет снижена.
Доктор химических наук Лев Федоров, «Союз за экономическую безопасность»:
Если про экологию вспоминают, значит это кому-нибудь нужно
Водоемы цветут не только из-за фосфатов в порошках. Главная причина все же — удобрения, используемые в сельском хозяйстве. Вполне возможно, что ажиотаж вокруг фосфатов связан с конкурентной борьбой промышленных предприятий. А экология здесь может выступать лишь в виде дополнения, как красивая брошка на груди у дамы. Будут использовать цеолиты, так кто — нибудь, не заинтересованный в их выпуске, найдет причины объявить вредными и их.
Светлана Смотрова, межрегиональная общественная организация Экологическая инициатива «Земля — наш общий дом»:
Озоновую дыру тоже изобрели конкуррирующие фирмы.
Нечестные методы борьбы с товаропроизводителями нынче в моде. Оказывается, они были известны еще столетие назад. В конце прошлого века ими с успехом воспользовалась могущественная Ост-Индская компания, торговавшая колониальным чаем. Руководство корпорации «склонило» полицию Санкт-Петербурга к мысли, что технология, по которой изготовляется чай конкурентов — российских производителей, — вредна для здоровья. «Экологический» скандал был раздут до вселенских масштабов, и российская компания вскоре разорилась. А помните недавнюю шумиху вокруг фреона, якобы разрушающего озоновый слой? Все аэрозоли — дезодоранты, лаки для волос — были объявлены чуть ли не врагами народа. Многие считают, что это была хитроумно задуманная акция, направленная на выживание с рынка своих сильных конкурентов. После соглашений по использованию фреона из 32 крупнейших мировых поставщиков химикатов, по оценкам экономистов, сможет выжить лишь половина.
Андрей Бадер, менеджер по связям с общественностью московского представительства компании «Проктер энд Гэмбл»:
Мы можем никого не травить
Мы соблюдаем требования той страны, с которой работаем, на 125 процентов. И общественное мнение для нас так же важно, как и установленные в стране стандарты.
Например, Германия является особо нервно реагирующей на фосфаты страной. Поэтому там все компании, в том числе и «P&G», выпускают бесфосфатные моющие средства. В США, во многих странах Европы, даже экологически озабоченных и самых сытых, никаких особых проблем с фосфатами нет. Хотя кампания по снижению содержания фосфатов в той же Америке идет.
По всему миру выпускается полным-полно фосфатосодержащих моющих средств. О различии рецептуры одного и того же порошка, продаваемого у нас и, например, в США, я вам ничего сказать не могу. Это коммерческая тайна. И свои карты вам не раскроет ни одна крупная компания.
Но, если и в России все начнут резко выступать против фосфатов, мы достойно перестроимся.