Одна история меня тронула…

Хвостик уходящей обезьяны оказался тонким, метким. Задел не раздумывая. С острым бронхитом у Агвана, с признаками простуды, боли в горле у меня оказались в детской больнице на Модогоева. Столько мам с детьми видела впервые. За каждой разные непростые истории. Одна история меня тронула. И то меня сама догнала. Девушка, допустим ее зовут М. с малышом как кнопка оказалась со мной вчера в палате. Точнее ее перевели к нам, она и рада. М. оказалась молоденькой 20 лет мамой маленького Тимура (имя изменено), которого я больше видела на руках или на кроватке. Ему 1,3 мес. М. начала сходу: «Вы нас примете, можно к вам?» Я отвечаю: «Да, это больница. Палата свободная и вас наверняка сюда направили». М. продолжает: «В той прежней палате женщины, а их трое, учат меня, как ухаживать за сыном, еще и косятся». Слышу обиду в дрожащем голосе. «Говорят, что я не умею за ребенком ухаживать. Я неопытная, но научусь.» Пытаюсь сгладить: «Им тоже кто-то и когда-то говорили, что и как. Да и мне многие рассказывают и делятся своим опытом. Я ведь тоже неопытная. Дай им возможность чуточку побыть судьями или экспертами.» (Смеемся) «И у тебя есть кто-то кто с удовольствием расскажет, как воспитывать сына правильно, в конце концов есть гугл. У каждой девочки есть наставница. Это мама».»Расскажи о себе»- прошу М. » У меня нет мамы. Мама умерла в мои пять лет. Папа пил. Я его люблю, но я ему видимо не нужна. Его лишили родительских прав. Тетя оформила опекунство. Получала за меня деньги 10000 рублей ежемесячно как опекунша и 6000 рублей (предполагаю по потери кормильца) Так и жила. Правда я всегда ходила в одном и том же, кормили». Продолжаю слушать, понимаю ей нужно выговориться. «Как с тетей жилось, поддерживала тебя до твоего совершенолетия?» — с надеждой на заботу и человечность спросила я. «У меня все как у Золушки. У тети две дочери, мои двоюродные сестры. Она меня заставляла делать все, а сестры мои ничего не делали. Это еще можно вынести, а вот слова не забудешь. Всегда рассказывала всем про меня, что я плохая и выставляла меня как невыносимую. Например, я сижу в комнате и делаю уроки, а тетя в это время начинала всем звонить и про меня, даже сейчас хочется плакать. Специально она это делала. Говорила, что я никому не нужна. А когда родила, то говорила, что мой сын — даун. Сестра же моя ударила маленького, когда ему было четыре месяца. Хотела мне больно сделать. От сестры поддержки не дождусь. Она бесплодная. К Янжиме ездила и та не помогла. Вот на мне и отрывается. Говорит, что сделает все, чтобы у меня было все плохо и мужа уведет у меня». «Сестра родная? Где же она жила и как?» — уточнила я. «Родная, она в город уехала и пропала на несколько лет. Я с ней жила два года по ее порядкам. Она же могла гулять и приходить домой во сколько захочет. Она год в психушке лежала.» «Ясно, ей тоже нужна помощь. Думаю, ты это понимаешь. Не со зла она говорит тебе такое. Может ей и хочется все сделать иначе, по другому, да не получается. Вот и злится. Вымещает на тебе злобу свою и бессилие. А что тетя? Радуется за тебя, за малыша?» «Нет, говорит, что я неблагодарная. Хотя мне с малышом никто не помогает. Сама, как могу, как умею». Ребенок идет на выздоровление. Маленький, но крепенький. На руках у мамы. Может хныкать. Так тихо, словно маленький щеночек поскуливает. Девушка сама хрупкая, носить ей видимо сына на руках тяжело. Говорит: «Я устала. Не могу даже в туалет сходить. Мне тяжело». Малышу еще не ходит, все время сидит или лежит, почти не двигается. Моя новая знакомая по палате с сыном не разговаривает, не играет. Если, что и говорит, то только громко выговаривает. «Я устала. Никому ты не нужен. Ты не мой. Моего у тебя ничего нет». Осталась ненадолго с малышом, мама как и другие мамочки, которые быстро кооперируются побежала курить. Малыш вот-вот заплачет. Вспоминаю, что детки по своей природе смешливые, реагируют на что-то нестандартное, очки, например, бесконечно падают с носа. Эта игра с моими очками не только рассмешила, но и заставила его заливисто хохотать. Молодая мама увидела и услышала смех своего сына. «Ты у меня можешь смеяться «- удивилась М. «О, они любят такое дело, нужно лишь чуть-чуть с ними играть и разговаривать, объясняя или комментируя все, что ты делаешь или намереваешься сделать». «Играть?!»-недоверчиво переспросила М. «Я не умею играть. Меня этому никто не научил». У меня внутри все сжалось. И я начала громыхать тысячами водопадами каскадами шумно падающими вниз. «О, это просто играть. Ты можешь взять и сама этому научиться»-слышу свой голос. «Я тебе покажу». Мне подумалось, возможно для этого момента я играла всю свою жизнь. С маленьких кукол в детстве, «классиков», игр и упражнений с участниками моих тренингов. Игра — это лучший способ передачи социальных навыков, поведенческих паттернов и умения общаться друг с другом, слушать и слышать, живо интересоваться тем, что происходит вокруг нас. Сколько еще таких молодых мам без «мам»? Что они могут передать своим детям?