Мою любимую собаку пристрелили менты

Уж больно сильно она любила курочек соседских. Умная, сообразительная была. На цепь поставишь, найдет способ себя освободить, через высокие заборы перепрыгивала, а когда цепь, которая за ней тянулась, когда она уходила в бега, она брала эту цепь в зубы, перепрыгивала забор и убегала, так как негоже это собаку на цепь ставить, но голод не тетка и она возвращалась обратно. Звали ее Белка. Почему не знаю, вроде и на белочку то не похожа была. Я научил ее атаковать на людей хлопком ладони о свою бедро, конечно она людей не кусала, (знала, что человек боится оскаленных зубов и гавканья) но зато потом люди огибали нашу ограду за километр, и через ограду не укорачивали путь, что очень любят делать сельские жители, просто проходить сквозь чужие ограды :).
Потом она довольная после «атаки», выполнив миссию, прибегала ко мне. Я ее гладил и хвалил. Она не любила пьяных, за версту «идентифицировала» пьяного и налетала на него, пьяный сразу приходил в себя, и больше через наш дом никто не проходил, даже в стельку пьяный, так как у них вырабатывалась автономная память на Белку.
Летом у нее по ночам сверкали глаза зеленовато-фиолетовым оттенком. Собачьи глаза намного добрее кошачьих, тогда я думал – у кошек один расчет на уме, как будто они планируют в голове захват Вселенной, да и нахлебники они еще те, особенно те, которые даже мышей не ловят.
Когда я сидел на крыльце и думал о насущных проблемах, она подходила и сидела рядом, и как будто бы тоже думала, но только о своих проблемах и таких же насущных как мои.
Куда бы я не уходил с братьями, она все время с нами бегала, и на рыбалку и на казаки-разбойники (из-за нее было порой трудно хорошо спрятаться, всегда виляла хвостом, бегая и радуясь, что за движуха такая ночная, и выдавала мое месторасположение), даже когда ездили в соседнее село на машине, она бегала вслед за машиной, высунув язык. Я просил водителя ехать чуть медленнее, так как после нескольких километров Белка начинала отставать. Но все равно она добиралась до соседнего села, и тут же на нее нападали соседские собаки, она отбивалась, а я кидал в этих собак камнями: «Кыш, от нашей собаки, с**ки!». Потом она перестала так бегать за машиной, постарела, повзрослела.
Закончив колледж, переехал в другой город. Белка порой снилась мне и защищала меня от змей, которые часто на меня нападали во сне, прямо кубарем в пыли в схватке одолевала большую-большую змею. Потом через год мама по телефону сказала, что милиционеры ее застрелили; корми не корми, а курочки уже в привычку вошли. Ну не могла она без них…