К постам про аборты

Несколько лет назад мы с ребёнком попали в больницу. И так вышло, что в наше отделение принимали детишек с самыми разными «непонятными» болезнями и странными их симптомами. В их числе оказались мальчик, которому было чуть больше года и его мама — женщина лет 28-30-ти. Приятная, мягкая в общении, простая. Разговорились. Они из села, муж-работяга, она сама ухаживает за скотом, садят огород, в семье растёт ещё старшая дочка. В общем, простая хорошая семья. За неделю в больнице малышу никак не могли поставить диагноз традиционными методами и решили сделать томографию. Которая подтвердила худшие опасения врачей: у ребёнка нашли опухоль. Бедная мать после посещения главврача влетела в палату, обливаясь горькими слезами, рыдая: «Мальчик мой любимый, за что же нам такое?!». Те, кто это видел, сами готовы были расплакаться. Действительно, за что?!.. Прошло несколько дней, в течение которых малышу собирали документы, проводили дополнительные обследования: семья должна была ехать по направлению в Москву на операцию. И вот как-то в один из этих дней к нам пришли врачи-интерны. Начали задавать вопросы про наших бедных заболевших детишек — пытаются составить анамнез. И вот их разговор с этой матерью:
— Роды какие по счёту?
— Вторые.
— А беременность?
И тут женщина удивлённо моргает глазами, пытается вспомнить и выдаёт: «Ну, точно не вторая. Я даже и не помню. Всех разве упомнишь?» — и она как-то странно улыбнулась. Речь шла явно не о выкидышах. Господи, «ВСЕХ РАЗВЕ УПОМНИШЬ?»! И вот знаете, после этого вся жалость к ней сразу улетучилась. Одно дело, сделать один аборт и потом всю жизнь оплакивать этого неродившегося ребёнка, ставя за него свечки в церкви и не допускать новых нежелательных беременностей. И совсем другое — приравнивать аборт к контрацепции. А ведь роди она второго пораньше, может — да и вероятнее всего — он был бы здоровым! И не мучиться ей с ним Бог знает сколько. А тогда она рыдала целыми днями, молилась перед иконой Матроны, вымаливая здоровье для мальчишки. Про тех, кого она могла бы родить, она и не вспоминала.
Я не знаю, как сложилась судьба у ребёнка, как прошла операция. Надеюсь, что всё хорошо, насколько вообще может быть хорошей судьба у ребёнка с таким заболеванием.