Хорошее время наступит…

— Ну, что, как дела?! — спросила Цырма у своего мужа, который снимал свою поношенную, пропитанную маслами, солярой куртку в прихожей.
— Нормально. — сухо ответил Лопсон, — сегодня к нам на завод приезжало новое начальство, говорят из Москвы их командировали. Важные они все. А мне то с их приезда что? Ни холодно, ни жарко. Опять обещают выплатить зарплату в конце недели. Достало уже все. Цырен говорит, что все исправится, будут новые заказы и заживем как года два назад. Стабильно, премии. А я ему верю и знаю, что время хорошее наступит. Наконец-то купим тебе понравившееся в том торговом центре на Стрелке платье, а детишкам все чего они захотят. Помнишь черное в белую горошинку, как ты выглядела в нем как королева. Глаза закрываю и представляю как ты в нем крутишься на месте, а подол словно воздушный одуванчик развевается.
— Не волнуйся, мой шандаганчик, не падай духом, ты же знаешь, что я, и Чимитка с Аяной всегда рядом с тобой. Мы за тобой как за стеной и мы же твоя опора. Лучше иди за стол, я тебе картошку пожарила с луком на сале, как ты любишь. Только молока нет, но я заварила чай со смородиновыми листьями, он очень вкусный, как научила меня моя бабушка.
Лопсон посмотрел на свою любимую и сладко сопящих своих сорванцов и стало ему так тепло на душе, спокойно. Он укрыл их одеялом и пошел на кухню.
У Лопсона уже почти по звериному урчал живот. Будто он кричал:- Эй, хозяин, ты, давай быстрее закидывай картошечки. Цырма всегда умела готовить, помню, как она приготовила на первую нашу встречу незабываемый ужин. В этот раз было также, хоть и ужин то состоял всего лишь из одного блюда.
Лопсон уплел за щеки целую сковороду, он был в этот миг счастлив.
Потом он встал и вышел по привычке на балкон, подышать холодным осенним воздухом и посмотреть на звездное небо. Он закрывал глаза и мечтал, как он поедет в Иркутск покупать себе Пробокс, как будет отдыхать с семьей на Байкале, возьмет палатку и дикарем на неделю в Максимиху, как купит участок и построит свой собственный дом, большой, очень большой, Чимитке новые сапожки, Аяне новую куклу. И тут в его мечты вгрызаются наглые лица москвичей. Все быстро улетучивается, остается только злость.
В этот момент тихо и незаметно подошла сзади Цырма и нежно обняла своего мужа.
Он прекрасно понимал, что еще одна такая неделя и его жизнь зайдет в тупик. С этими тревожными мыслями Лопсон лег спать.
Всю ночь ему снились ужасы, его бил холодный пот, он кричал во сне. Так прошла очередная ночь.
Рано утром, он как всегда встал раньше всех, попил стакан холодной воды и вышел на работу. Цырма успела только за ним закрыть дверь.
Цырма никогда не показывала виду, что ей на душе также тяжело, она умело скрывала свои переживания, ей хотелось как можно быстрее устроиться на любую работу, но рядом была маленькая кроха Аяна.
Сегодня ей с утра как-то стало не по себе, какие-то тревоги. Обычно Лопсон звонил в обед, но в этот раз телефон молчал. Цырма почувствовала что случилось что-то нехорошее, позвонила Лопсону. В ответ только холодный голос оператора «Абонент находится вне зоны действия сети». Она начала беспокоиться, позвонила Цырену. Но его телефон также молчал.
Время шло, было уже 11 часов вечера. Она наверное в сотый раз позвонила своему мужу. Неожиданно пришла СМС: «Данный абонент доступен для звонка».
Она лихорадочно начала набирать номер телефона Лопсона. Шли только длинные гудки. Неожиданно кто-то постучался в двери. У Цырмы, всегда хранившей спокойствие, сердце бешено застучало. Она спросила: — Кто? В глазок она увидела в тусклом свете лестничной площадки непонятные какие-то красные шарики. И тут пришла СМС: «Любимая, открой двери». Цырма в ту же секунду распахнула двери. На пороге стоял Лопсон, он сиял от улыбки, а в руках был очень большой букет красных роз. Цырма не верила, к глазам подступили слезы, она крепко обняла шандаганчика и слезы потекли рекой.
Спустя некоторое время она вспомнит, что по телевизору передавали новость о том, что какой-то завод заключил миллиардный государственный контракт, она не могла предположить, что это был завод его Лопсона. Лопсон же в ответ сказал, что как он пришел на работу, на кассе стояла очередь, завод в то утро выплатил не только долги по зарплате, но и значительные премии. Он же хотел сделать сюрприз. Теперь было понятно, что денег достаточно, чтобы поехать в Максимиху уже на своем Пробоксе и даже холодным октябрьским днем. А дом они построят как только Аяне исполнится 3 года.