Ехали мы с мамой по трассе ночью…

История про мерседес и ее опровержение напомнили о былом.
Ехали мы с мамой по трассе ночью, ничего беды не предвещало, как впереди идущая машина резко вильнула, объезжая что-то. Мы шли близко, и тоже едва увильнули от чего-то лежащего на дороге. Пролетая мимо, увидели валяющийся велосипед и тело рядом. Остановились, помчались туда. Я светила фонариком на телефоне. Помню, как кричала маме «скорую вызывай», руки тряслись, пока фонарик включала. Подходить было страшно, очень. Человек не шевелился и признаков жизни не подавал, было темно, возле головы растекшаяся лужа. Определенно сбили, определенно труп. Мама неподалеку по телефону уже начала объяснять, что похоже, уже и не скорая, а наряд нужен. Поколебавшись несколько долгих и ужасных секунд, пришлось собрать волю в кулак и проверить наверняка, жив ли этот человек, мимо пролетело несколько машин, притормаживая и ускоряясь после увиденного. Светила в них фонариком, чтобы нас там самих в фарш не превратило.
Я трогала его за плечо, приговаривая «вы живы? вы живы? вы живы? возле головы блестела в темноте лужа. С каждой секундой становилось все более мерзко на душе и пусто, пока мужик не очнулся и не попытался встать. Попытки удержать его на месте успехом не увенчались, вдруг у него травмы, нельзя двигаться, да и вообще мало ли что там могло быть.
А было там вот что – оказалось, что этот гондон нажрался, поехал на велосипеде, свалился и уснул, а на трассе ночью спать очень уютно, прохладненько, видать, уютно, бл*ть. А лужа возле головы – разбитая, мать ее, бутылка водки.