Двое спускались по крутому склону

Хотя правильнее будет сказать — один спускался, неся второго на руках. Отец и сын. Их лица были плотно закрыты непонятными тряпками, сквозь которые не было видно даже глаз. Некогда нарядные туфли от известного модельера, купленные за немыслимые деньги, истерлись до дыр, впрочем их владельцу было не до них — он уже не обращал внимания на кровоточившие мозоли и неторопливо шагал, издавая перед каждым шагом стон, который становился все тише и тише, а в лицо ему бил ветер, то затихая, то швыряя ему в лицо клубы пыли. Силы покидали их, присесть же казалось невозможным — всюду обожженная земля да валуны, торчащие из-под земли, лишь изредка попадались скелеты, людей в том числе. Не осталось даже и намека на голые стволы деревьев, некогда в изобилии растущих здесь — все давно истлело и превратилось в пыль. Природа ушла отсюда, оставив только смерть.
«Папа! Папа, пить!» Слова еле слышно вылетали из запекшихся губ, он их даже и не расслышал. Он шел словно в тумане, идя только по ведомому лишь ему пути. В бредовом забытие он уходил из этого мира, вспоминал свою прошлую жизнь, все, что было лишь двадцать лет назад.
Тогда они были богаты и могущественны — таких людей еще не знала история. Вершили судьбы одним мгновением руки. С мнением его отца считались. Не только люди, но и государства, целые страны просили у него помощи, хотя никому не посчастливилось ее получить. Бывало отец говорил ему: «Всё и всех можно купить на этой жалкой планете! Даже саму планету! Смотри!», говорил он и шел по улице и бросал толстые пачки денег на землю и с удовольствием и диким хохотом наблюдал как люди пытаются их подобрать, с остервенением калеча друг друга. И он вырос таким же — бессердечным и беспринципным. Его отец уже давно ушел из жизни, но дело его жило. Даже когда случилась беда и на планету пришли голод и засуха, его семья продолжала жить на широкую ногу. Высыхали озера, километры рек исчезали навсегда, люди гибли, гибли миллионами, они же прохлаждались на берегу собственного озера размером с целую страну. Но засуха добралась и до них. Сначала высохло озеро, затем начали пустеть огромные многотонные цистерны с чистейшей прохладной водой. Лишь когда он не смог принять ванну он призадумался, но было уже поздно…
Его рюкзак был полон денег. Миллиарды денег, ключи от комнат, полных золота и драгоценностей. Все это стало не нужно — никто не продал ему и капли воды в обмен на все это. Сначала умерла жена, затем старшие дети.
Они дошли. Дошли до самого дна некогда огромного озера, которое когда то было полно такой желанной, такой «обычной» воды, но их ждало только разочарование.
Без сил упав на колени, он яростно начал кидать деньги в небо исступленно крича: «Отец, что мне твои деньги! Будь ты проклят!» Его сын умирал. На обратный путь сил не осталось…