Алмаз и цветочек

Алмаз и цветочек: Памяти моего брата

Все детство я ходила за ним хвостиком. Я росла очень пугливой и боялась даже оставаться в тени. Сначала он злился на меня за то, что я за ним везде хожу, а потом привык. Он был очень любознательным мальчиком: он пятилетний и я на годик его моложе, изучили все улицы, исходили все тайные тропы в ближайших окрестностях нашей деревни.
Когда мы спрашивали у мамы, как мы родились, она рассказывала чудесную историю. Мама пошла нас искать и по дороге увидела большую, грязную лужу, где барахтался мой брат. Она вытащила его из лужи и отмыла так, что он заблестел как алмаз. А меня мама нашла в большом красивом цветке, который рос рядом с лужей. И она решила оставить алмаз и цветочек у себя.
Мы слушали эту историю, раскрыв рты и свято в нее верили. Позже как я сама выяснила, наши имена в переводе с тибетского так и звучат — алмаз и цветочек. Думаю, что мама, прекрасно владеющая тибетским языком, неспроста рассказывала эту сказку.
Помню как то, мой брат, заговорщически мне подмигнув, сказал, что покажет одно чудесное место. Мы долго шли по пыльным улицам, изнывая от жары и подошли к высокому забору. Смотри, — сказал он, — здесь живет зайчик! …И, прислонившись к шершавым доскам, сквозь щели в заборе, мы с ним полдня наблюдали за маленьким кроликом. Серенький, пушистый кролик прыгал по траве, смешно дергая длинными ушами. Вечером по пути домой мы зашли к соседям, которые накормили нас вкусной запеченной картошкой, а мой брат упоительно рассказывал им про кролика, живущего за высоким забором. После ужина нас сдали родителям, которые весь вечер нас искали. Нам тогда крепко досталось от мамы.
Мы с братом были лучшими друзьями, и все школьные и студенческие годы у нас не было секретов друг от друга. Но, когда он женился в 20 с небольшим и переехал в деревню за сотни километров, мы стали видеться все реже и реже. Вскоре у него родился сын, у меня было много работы и мы как то отдалились….
…Тот год был очень сложный для меня. Незаживающая душевная рана после смерти моего жениха, назначение на ответственную должность, большой объем работы — все это исподволь расшатывало мою нервную систему. Я стала плохо спать, стала опять бояться темноты и ночами меня беспокоили странные шорохи и тени. После работы встречалась с подружками и понемножку стала пить, заглушая душевную боль и ночные кошмары. Брат иногда приезжал, переживал за меня, но мы с ним почти не общались, уже не было тех душевных бесед, полуночных разговоров.
Как то раз мой знакомый посоветовал сходить к его тете, шаманке. В первый раз в жизни я была у шаманки, которая входила в транс и разговаривала с духами. Когда настал мой черед задать вопрос, она заметила, что я и сама могу общаться с духами. Так я получила свой первый опыт — в меня вселился дух, дальний мой предок и много всего предсказал пришедшим. Мне же было предсказано, что нужно срочно ехать на родину своих родителей и сделать подношение божествам, пока они не вылили свой гнев на своих потомков, забывших свои корни. В ту ночь мне спалось особенно тревожно.
Уже к вечеру завтрашнего дня я была на своей малой родине, у своего брата. Вкратце рассказала ему о вчерашнем и мы поехали к Батор ламе, которые назначил обряд наутро. Единственное, что я не успела купить для священнодействия, это была курительная трубка. Мой брат вызвался выстругать ее из дерева.
Утром он мне вручил маленькую аккуратную деревянную трубку. «Когда я делал эту трубку, — сказал он, — огромный орел парил надо мной». Он отметил, что это знак того, что божества местности ждут наших подношений. В этот же день мы втроем, Батор лама, мой брат и я поехали на родовое место и совершили обряд поклонения божествам местности. Батор лама читал молитвы, а мы с братом развели костер и потом все вместе делали подношения чаем, молоком, поднесли табак с трубкой и завязали цветные ленты на деревья. Впервые за много лет мы были вместе, как в нашем далеком детстве.
На следующий день он провожал меня. Он был очень грустным, черные волосы кудрявились над высоким лбом, его пронзительные зеленые глаза блестели на худом лице. Перед тем как сесть в автобус, я почему то поцеловала его в щечку, чего я никогда не делала.
Больше я его уже не видела. Через две недели он утонул в холодной горной речке. Его тело нашли через день в нескольких километрах от того места, куда он нырнул. Когда я приехала на похороны, он лежал в гробу, на его распухшем, потемневшем лице сложно было найти знакомые черты…

P.S.: Сегодня 9 апреля ему бы исполнилось 42 года

Розовый цветок и драгоценный камень